Понедельник, 30 апреля 2007 01:00

«Пасхальный бал, или какие танцы нужны православной молодежи»

22 апреля 2007 года в спортивном зале Православного просветительского центра состоялся пасхальный бал — второй бал в нашем приходе. К нему готовились заранее и основательно: среди занимающихся танцами был проведен опрос, благодаря чему определился круг добровольных помощников. Главные организаторы бала — Ирина Работкевич и диакон Михаил Палкин — распределили между танцорами-волонтерами задачи; привлечены были и собственные силы прихода (например, много ценных идей высказал наш садовник Евгений, принявший самое активное участие в подготовке бала); преподаватели в свою очередь готовили с желающими показательные номера — в общем, работа спорилась. Конечно, не все из задуманного осуществилось, но бал, на мой взгляд, удался. О его грамотной постановке говорит то, что за живой чередой танцев, конкурсов и номеров сам «сценарий» как бы не чувствовался, все шло будто само по себе. Хочется пожелать такого же легкого дыхания и следующим балам. Даст Бог, эта традиция укоренится и станет выгодно отличать наш приход.

Открытие бала, Ирина Работкевич и Сергей ЛуцковскийАлександр Аношкин

От контрданса до кадрили

Так сложилось, что после рождественского бала вести занятия, кроме

Александра Аношкина, стали Наталья Данилова и Сергей Луцковский из православного молодежного объединения «Молодая Русь». Сформировались две группытанцев: бальные исторические, за которые отвечали Наталья и Сергей, и народные — их курировал

Александр. По этому же принципу была построена и программа пасхального бала: его первое отделение составляли слегка чопорные и сдержанные контрдансы, падеграс, конский бранль, московский менуэт и,конечно, вальсы. Второе отделение закружило зал всевозможными польками, кадрилями, краковяком и др.

Интересное открытие сделала я на балу. Как известно, его день совпал с праздником в Академии Жуковского — там отмечала свое десятилетие кафедра «Основы православной культуры» (беседы с курсантами проводят о. Александр Шестак и другие священники нашего прихода).

В честь праздника на бал пришли 35 курсантов. Конечно, им в диковину были менуэт и контрдансы. Эти танцы, со сложной схемой фигур и определенными правилами движения по сету (т. е. линии построения пар), до сих пор требуют постоянного повторения на занятиях даже у тех, кто занимается давно. Что же говорить о курсантах, увидевших эти танцы впервые! Поэтому все первое отделение бала они кучкой стояли в левом углу и с интересом наблюдали за происходящим. Конечно, находились отдельные смельчаки в погонах и отважные барышни, рисковавшие пригласить их на танец, однако таким парам было откровенно трудно не сбиться самим и не помешать другим.

Наиболее демократичным оказался медленный танец. Привыкнув за время занятий к танцевальной культуре, я, признаться, оторопела, услышав незнакомое название и неопределенную в смысле ритма музыку. Однако этот танец оказался самым обычным «современным» вариантом вальса. Так, переминаясь с ноги на ногу под

медленную музыку, вальсирует» на дискотеках и иных светских вечеринках большинство людей, не знающих, что бывает вальс по шестой и третьей позиции, фигурный вальс, венский вальс и т. д. По сравнению с ними современный вариант показался мне несколько примитивным. Зато для курсантов он был настоящим спасением — они смело приглашали девушек, не задумываясь, как и куда двигаться; преимуществом было и то, что танец позволял свободно беседовать в паре. Чувствовалось, что наши ребята заразили курсантов своей энергией, и, если бы воспитанники Академии знали хотя бы контрдансы, они вели бы себя активнее и в зале не было столько дам, скучающих у стеночки.

Положение резко изменилось во втором отделении. С переходом микрофона ведущего в руки Александра Аношкина по залу, казалось, пробежал ток и новый заряд энергии (после почти трех часов первого отделения!) привел в движение всех присутствовавших. На московской кадрили образовалось три круга танцующих, и зал впервые показался тесным. Когда же объявили конкурс на ирландскую польку и послышались первые аккорды этой заводной музыки, в пляс пустились все, кому не лень. Причем большинство вовсе не знали танца и задорно прыгали, как им вздумается, — настолько народу, застоявшемуся на первом отделении бала, хотелось танцевать!Конкурс с шариком

Вот здесь я и сделала для себя открытие, почему эти танцы называют народными. Они проще, веселее и ближе нам, чем слегка манерные менуэты и контрдансы. При этом стоит оговориться, что на занятиях мы учимся не оригинальным народным (такого-то уезда той или иной губернии) и историческим бальным танцам, а стилизованным и современенным. Тем не менее разница в характере двух групп танцев была очевидна. Безусловно, и те и другие украсили бал, и те и другие необходимы для полноценного развития души, но по числу танцевавших и степени их эмоционального подъема можно смело утверждать: симпатии зала были на стороне народных танцев.

Король бала

Если спросить любого человека: «Что танцуют на балу?», он не задумываясь ответит: «Вальс» — и не ошибется. Этот танец до сих пор кружит головы — нет, не дамам, а кавалерам. Молодые люди, посещающие занятия, с неподражаемым упорством пытаются овладеть техникой вальса. Кажется, что достижение этой цели — как восхождение на Эверест и, ни много ни мало, акт мужского самоутверждения. Воистину, настоящий мужчина тот, с кем легко вальсировать любой даме.

Поэтому вальс неслучайно оказался в центре первого отделения и лег в основу целых трех конкурсов. Самый сложный из них («Попади в ритм») стал настоящим турниром для достойнейших из кавалеров. Под музыку Шопена, сложную в ритмическом отношении, требовалось танцевать в такт, сохраняя ритм даже тогда, когда музыку на время прерывали. Из почти десяти пар были отобраны — в два этапа — две лучшие. Глядя на соревнующихся, я думала: еще неизвестно, чья роль интереснее — танцора или зрителя.

Конкурс с воздушным шариком, привязанным к ноге дамы, развеселил весь зал. Кавалеры состязались, как петухи в драчливости. Спасти шарик своей дамы и лопнуть чужой, продолжая вальсировать, — задача не из легких. Здесь тоже не обошлось без второго этапа. Очень часто подводили дамы, не сумев уберечь шарик от собственных же каблуков.

Самым романтичным был третий конкурс — вальс со свечой, которая не должна погаснуть. Зал наполнился качающимися в такт музыке огоньками, и хотелось не отрывать глаз от этого прекрасного зрелища и смотреть, смотреть...

Вальс со свечойФиналисты конкурса «Попади в ритм»

В корсете и кринолине?

Что же представляет из себя православный бал в XXI веке? Это не демонстрация исторических костюмов, танцев и придворного этикета — такая задача подходит для исторических клубов, реставрирующих ту или иную эпоху. Православный бал скорее идет путем стилизации, а не копирования. Причем главное — при обращении к старой традиции почувствовать себя в ней естественно и свободно.

Безусловно, бал — торжество красоты. Юноши в костюмах или смокингах и белых перчатках, курсанты в парадной форме, девушки в разнообразных бальных платьях — зрелище зачаровывающее. Но вряд ли стоит затягиваться в корсет, если испытываешь от этого трудности при движении в танце. Красивый наряд на православном балу не самоцель. Это подтвердило одно наблюдение.

Ко второму отделению с его быстрыми народными танцами многие девушки сменили свои эффектные платья из дорогих материй — как правило, в талию, с облегающим верхом и пышной длинной юбкой. У нас, к сожалению, национальные костюмы не популярны, их не надевают как праздничные (как это делают, например, жители Австрии и Германии). Поэтому участницы бала просто подобрали веселые пестрые, нехитрого фасона платьица или юбки с блузками из легких тканей. Эти костюмы не выглядели, быть может, столь блистательно, но с удивительной мягкостью подчеркнули девичью красоту. Скромные «народные» наряды напомнили, что на балу красив каждый, кто умеет танцевать и делает это с удовольствием.

Стоит заметить, что к платьям для пасхального бала девушки подошли с большей тщательностью, изобретательностью и вкусом. Некоторые шили их сами. В проведенном конкурсе на лучший костюм не оказалось даже победителей и побежденных — настолько все были хороши и оригинальны.

Конкурс на лучший костюм

Делу время, потехе час

В последние годы у меня сложилось впечатление, что люди разучились отмечать праздники. В центре любого торжества осталось только застолье, которое не кончается даже песней (а ведь русский человек очень любит петь). Многим православным также не ясно, в чем состоит культура празднества. В очередной двунадесятый праздник православный человек испытывает духовную радость, участвуя в богослужении. Конечно, он может потешить себя и особой трапезой, но его душа просит продолжения праздника. Если нецерковный молодой человек в таком случае отправится на дискотеку, тусовку, в клуб, куда идти для активного общения православной молодежи? Как и в чем выразить «удаль молодецкую»?

Православный бал с этой точки зрения — настоящая возможность ощутить праздник. Это не просто прекрасное зрелище, радующее глаз. Бал — способ творческого раскрытия душевных сил, он позволяет буквально каждому выразить себя в той или иной форме, будь то танец, сценка, песня, показательный номер, участие в конкурсе, помощь в организации.

Пасхальный бал имел довольно насыщенную программу. Участвовали как наши прихожане (мужской хор Феодосия Мамырева, Елена Пробатова с сольными номерами), так и гости (фолк-рок-группа «Соколиная охота», певец Петр Урбановичюс). Девушки и ребята, посещавшие танцклассы, под руководством Натальи Даниловой подготовили выступления «Старый вальсок» и «Калинка-малинка». Представители православного учебного центра «Русские начала» вместе с Сашей Аношкиным исполнили свадебный танец. Виталий Егоров (известный в клубе «Скимен» как инструктор по историческому фехтованию) устроил игры-конкурсы «Жмурки» и «Рыцарский турнир», приведшие в восторг весь зал.

Праздничную атмосферу доброжелательности, открытости и веселья, царившую на балу, как нельзя лучше ощутили на себе наши молодожены — регент Дмитрий Полищук и Екатерина Чаброва. Они приехали, когда второе отделение было в полном разгаре. Когда Саша произнес: «К нам едет свадьба», зал грянул аплодисментами. Обращаясь к участникам бала, Митя признался, что не ожидал такого радушного приема. Провожали молодых фейерверком.

Дмитрий Полищук и Екатерина Чаброва

Елена Пробатова

Курица или яйцо

Когда в начале декабря в притворе Благовещенского храма появилось объявление «Готовимся к рождественскому балу», предполагалось, что основная цель начинания под названием «танцы» — проведение балов на Рождество и Пасху. Занятия по понедельникам и пятницам пошли свои чередом. Их участниками стали не только наши прихожане, но и гости из других приходов, которых оказалось аж две трети. На занятия приходило от 30 до 60 человек. С каждым месяцем появлялись новые люди. Довольно скоро стало понятно, что подготовка к балу не единственная и даже не главная причина растущей популярности танцев.

Это подтвердил опрос, проведенный в конце февраля. Вот как распределились ответы на вопрос: Почему вы решили ходить на занятия танцами при Благовещенском храме? Вы хотели:

научиться новым танцам  89 %
подготовиться к балу  37,8 %
расширить круг общения 40,5 %
интересно проводить свободное время 54 %
познакомиться с молодым человеком (девушкой) 21,6 %

Очевидно, что танцы в первую очередь послужили почвой, на которой доселе разобщенная молодежь начала постепенно объединяться. У кого-то завязались новые знакомства, а те, кто был знаком раньше, совершенно иначе взглянули друг на друга и начали лучше узнавать себя и своих друзей. Еженедельные занятия для многих удачно решили проблему досуга.

Притягательная и объединяющая сила заключена и в самом характере исторических бальных и народных танцев. По сравнению со спортивными бальными их хореография проще и в плане физической подготовки менее притязательна: любому из них может научиться даже ребенок и пожилой человек. А по сравнению с современными дискотеками с их скудостью движений, отсутствием мелодии в музыке и культивированием страстей исторические бальные и народные танцы красивы, душевны и целомудренны. Любой танец высвобождает внутреннюю энергию, но эта энергия может идти на разрушение (в том числе и собственной личности), а может обладать и созидающей силой. Именно такими — добрыми и созидающими по духу своему — являются исторические бальные и народные танцы, что при этом не мешает им быть лиричными, веселыми, зажигательными. В этом, на мой взгляд, причина их популярности в православной среде.Екатерина и Арина Беляковы из «Русских начал»

Подтверждением того, что танцевальные понедельники и пятницы могут быть самодостаточными (маленькими праздниками по сравнению с большим праздником — балом), послужило одно из занятий. За неделю до пасхального бала Александр Аношкин не смог быть на занятии, и ребята попросили разрешения провести его самостоятельно, без преподавателя. Собрались как обычно, правда, небольшим составом; непринужденно, дружно и весело перетанцевали весь репертуар, который имелся на музыкальном диске, играли, объясняли друг другу последовательность фигур, если у кого-то возникали вопросы. Большинство из собравшихся хорошо знали танцы, и, казалось, занятие в смысле обучения обещало нулевой результат. Однако оно стало первым уроком по умению самоорганизовываться, прислушиваться друг к другу и просто дружно проводить время вместе. Вечер удался.

Cтоит отметить еще одно преимущество танцевальных занятий, которое не имеет прямого отношения к балам. Не секрет, что многие православные парни и девушки не просто застенчивы, а зажаты и закомплексованы. Это хорошо было видно по первым занятиям, когда ребята, оказавшись в паре, боялись взглянуть друг другу в глаза и вместо того, чтобы приветливо улыбнуться, смотрели напряженно под ноги или куда-то в сторону. Танец — удивительная вещь. Он волей-неволей заставляет человека душевно раскрепоститься и почувствовать себя свободно и уверенно, иначе это не танец, а какое-то механическое перемещение. И вот постепенно ребята, посещающие занятия, стали меняться. Думаю, многие, посмотрев на себя сейчас со стороны, признают, что за несколько месяцев они нечто обрели: кто-то уверенность в себе, кто-то смелость в общении с противоположным полом, кто-то артистизм, кто-то просто перестал сутулиться и стал менее угловат в движениях.

«Рыцарский турнир»

Двигаться дальше

Разумеется, не стоит делать вывод, что балы не нужны. Это своеобразный стимул для танцующих. Кроме того, православный бал косвенно обладает, как ни странно, миссионерской силой — он привлекает невоцерковленных людей. Однако хотелось бы задуматься о перспективе танцев в нашем приходе. Останутся ли они школой? лягут ли в основу молодежного объединения или танцевального коллектива, выступающего в благотворительных целях? или трансформируются в православный клуб, где каждую неделю для всех желающих (в том числе и взрослых прихожан) будут проходить танцевальные вечера?

Вспомним о 21,6% опрошенных, которые признались, что через занятия танцами они хотели познакомиться. Думаю, что ребят и девушек с таким намерением гораздо больше, и пока проблема одиночества не решена (общение во время занятий весьма поверхностное и кратковременное). По результатам февральского опроса, львиную долю занимающихся составляли девушки, больше половины танцующих не имели постоянной пары. После пасхального бала положение несколько выправилось: занятия начали посещать в достаточном числе курсанты, кроме того, постоянными посетителями становятся ребята из объединения «Молодая Русь». Однако о стабильности состава и пар остается мечтать. Возможно, для более тесного общения необходимы вечера знакомств, выезд на природу, общие дела. Причем происходить это должно не стихийно, а по совету с психологами.

«Московский менуэт»

Пасхальный бал собрал много православной молодежи: у нас в гостях оказались представители сразу трех московских объединений — «Молодой Руси» при Новоспасском монастыре, «Воскресения» при храме Святителя Николая в Заяицком, «Мелоса» при Даниловом монастыре. У каждого из этих объединений свой опыт и своя объединяющая основа. Наверно, необходимо познакомиться с их наработками, чтобы лучше понять, что нужно (и не нужно) нашему приходу и как это организовать. Но прежде всего важно наше желание, наша активность.

Стоит вспомнить о февральском опросе, когда ребятам раздали около 75 опросных листов, а с ответами вернули лишь 37 — остальные сами лишили себя права голоса. Показательно и то, что из наших прихожан вернули анкеты только 12 человек, хотя занятия танцами посещают гораздо больше ребят! Неужели танцы у нас в приходе не наше дело?.. Думаю, что всерьез говорить о перспективе развития танцевального движения при Благовещенском храме можно будет только тогда, когда сами танцоры поймут, что судьба этого дела — в их руках.

Показательный танец «Старый вальсок»«Краковяк на троих»

Светлана Рудзиевская

 

 

 

Прочитано 3718 раз

Соцсети:

VK

Поиск по сайту:

Подпишитесь на новости сайта: